Ann_Speaker
Люди - чудесные куклы богов...
3.

Проснувшись однажды утром, Гарри решает, что так больше не может продолжаться. Он вразвалочку выбирается из кровати… в общем-то, сам факт того, что он двигается вразвалку, уже кое-что говорит о его положении, не так ли? Мальчик даже не уверен, какой у него срок. Может быть, месяцев семь или восемь.

Но живот уже большой, это точно. Ребенок со дня на день может появиться на свет. Что ему делать? Гарри уже чувствует себя безответственным отцом из-за того, что, узнав о своем положении, отказался вернуться к цивилизации и получить необходимую врачебную помощь.

Гарри знал, что ждет ребенка с того момента, как у него из руки выпала бритва.

Но дни проходили один за другим, а он до сих пор не чувствовал неприятных симптомов беременности. Пару раз мальчика подташнивало, и кружилась голова. На этом все.

Ощущать, как внутри растет ребенок, было странно, ведь Гарри никогда не думал, что с нечто такое может произойти с ним, но одновременно это было довольно приятно. Гарри понимал, что должен был испытать потрясение или испуг, и часами размышлял о том, почему чувствует себя так, словно все в порядке.

Может, потому, что он волшебник? Или потому, что уже два раза обманывал смерть? Нет, все совсем не так. По правде говоря, Гарри просто так счастлив иметь ребенка, что больше ничего не имеет значения, и не важно, как и почему.

Маленькая выпуклость на животе, которая все росла и росла, пока Гарри не стало трудно завязывать шнурки на ботинках, - для него источник бесконечной радости. Быть беременным – это как нежится в теплых солнечных лучах, идущих у него изнутри.

Впервые в жизни Гарри абсолютно, безоговорочно счастлив.

Он обожает свою странную маленькую хижину, расположенную где-то в дремучей глуши. Мальчик проводит эти дни, гуляя по лесу, сидя у озера или даже наблюдая за горящим в камине огнем и размышляя.

Кто бы ни использовал этот дом для каких бы то ни было своих целей, похоже, он позаботился обо всем. Кладовая полна консервированных продуктов – мяса, рыбы, фасоли, колбас, пасты и маринадов. Да, маринады следует отметить особо, так как временами организм Гарри настолько настойчиво требует их, что, кажется, если мальчик их не получит, то он умрет.

Гарри не верится, что существует столько разнообразных видов консервов. Кроме того, там полно сухих продуктов-полуфабрикатов, таких как спагетти, овсяная мука и рис. Даже хлебные сухари и печенье. Гарри подозревает, что для длительного хранения на них наложили какие-то чары.

Очевидно, кто бы ни построил это место, он собирался провести здесь немало времени.

Гарри подозревает, что это каким-то образом связано с Сириусом и родителями, ведь именно они (фигурально) привели его сюда, но доказательств у мальчика нет. Он обыскал весь дом, но не нашел ничего, кроме нескольких книг, посвященных по таким предметам, как чары, квиддич, драконы и много чему еще.

Гарри перечитывает их все по нескольку раз, а после того, как ему исполняется семнадцать, начинает отрабатывать заклинания, так как ему нечего делать, и порой Гарри стыдится свей лени.

Однако рано или поздно продукты закончатся и, хотя волшебники могут трансфигурировать дрова для камина, магически создавать еду невозможно, а призывать ее откуда-то, скорее всего, незаконно.

В любом случае, даже если Гарри сможет решить проблему с едой, он не представляет, что сделает, если ребенок решит внезапно появиться на свет. Или, скорее, когда он решит, потому что рано или поздно это случится. Мальчик чувствует, как с каждым днем становится все больше и больше, и иногда ему кажется, что он скоро лопнет.

Гарри несколько обеспокоен, так как подозревает, что случившееся с ним необычно даже для волшебного мира, и ему повезло, что пока обошлось без осложнений. Мальчик понимает, что нуждается в помощи и не может больше это откладывать.

Гарри укладывает вещи в старую школьную сумку, их совсем немного, а одежда, которую многократно увеличивали в размере с помощью трансфигурации, выглядит сильно изношенной из-за прохудившейся ткани. Гарри предполагает, что сейчас выглядит смешно, ведь он толще даже Дадли, хотя и в только одном из мест, и одет практически в лохмотья. Но он никогда не отличался тщеславием.

Мальчик выходит из дома и направляется по старой заросшей дороге через лес. Гарри не имеет ни малейшего понятия, куда она ведет, так как ни разу не заходил так далеко от дома, но он надеется, что сможет вызвать отсюда Ночной Рыцарь

Закрыв глаза, Гарри пытается сконцентрироваться на желании попасть в Хогвартс. Он надеется, что, какая бы магия ни управляла автобусом, заставляя его появляться там, где он нужен, она не почувствует, что ему скорее необходимо, чем хочется в магическую школу.

Однако этого оказывается более чем достаточно, так как пару минут спустя перед ним возникает автобус, дверь открывается и перед Гарри предстает улыбающаяся физиономия Стэна Шанпайка. Гарри уже не особо привлекает перспектива проехаться в автобусе в его положении, но ничего не поделаешь.

Лицо мальчика становится болезненно зеленого оттенка, когда он буквально вываливается из автобуса недалеко от Хогсмита. Очевидно это самое близкое, куда кого-либо пускает защита Хогвартса. Гарри сильно устал, но он, покачиваясь, идет по направлению к замку и с облегчением видит, что главные ворота открываются, чтобы его впустить. Может быть, школа все еще считает Гарри своим студентом.

Уже поздно. Гарри заходит в замок незадолго до отбоя, так как не хочет встретить кого-нибудь из студентов. Пока все идет по плану.

Главные ворота открываются с пронизывающим скрипом, заставляя Гарри вздрогнуть, когда этот звук разносится эхом по темным коридорам. Не слишком-то тихо у него получилось войти. Мальчик делает глубокий вдох. Он сильно нервничает из-за того, что вынужден вернуться сюда. И напуган, но у Гарри нет выбора.

Пока мальчик стоит у двери, неуверенный, куда ему пойти дальше, Гарри лишают этого выбора. Он видит, что в его сторону спешит Альбус Дамблдор. Директор не выглядит ни счастливым, ни недовольным, ни удивленным или печальным. Его лицо вообще не выражает никаких чувств, и это странно.

Старый волшебник останавливается в трех шагах от юноши.

- Гарри, мальчик мой. Ты вернулся, - говорит он.

Гарри просто кивает. Ведь и так очевидно, что он вернулся, не правда ли?

Директор велит мальчику следовать за ним, разворачивается и идет вниз по коридору.

- Нет, - тихо говорит Гарри, а затем, прочистив горло, повторяет громче. – Нет. Я здесь, чтобы увидеться с мадам Помфри.

Мальчик знает, что ничего не случится, если увидится с медсестрой несколько позже, но Гарри хочет установить свои правила.

Повернувшись к нему, директор с улыбкой говорит, что если Гарри надо встретиться с мадам Помфри, то он, конечно же, все устроит. После того как они поговорят.

Гарри удивляется, почему он раньше не замечал, насколько директор привык приказывать и подавлять окружающих. Хочется хотя бы из чистого упрямства возразить старику. Немного запоздалый подростковый бунт… но, может быть, Гарри прав и это давно уже нужно было сделать.

- Беседа может подождать, не так ли? – заявляет мальчик и, видя, что директор готов возразить, решает сам прибегнуть к небольшой манипуляции. Распахнув поношенную мантию, он демонстрирует свой огромный живот, до предела натянувший красную футболку.

- На данный момент увидеться с мадам Помфри для меня важнее любых разговоров. Конечно, если у вас с этим проблемы, я всегда могу обратиться в Святого Мунго…

Гарри с удовольствием замечает, что на этот раз ему действительно удалось удивить старика. Даже если это заметно лишь на какую-то долю секунды, мало кому удавалось добиться такого эффекта.

Дамблдор качает головой, говоря, что это не проблема, и лично сопровождает Гарри в больничное крыло. Мальчик подозревает, что старик пережил неслабое потрясение, иначе он бы так быстро не сдался.

Когда мадам Помфри видит Гарри в своем больничном крыле, ее глаза готовы вылезти из орбит. Это происходит снова, когда она замечает его живот.

- Мистер Поттер! – раздается возглас медсестры, - Что вы с собой сотворили!

Гарри находит ее реакцию крайне забавной, и только пожимает плечами:

- Это ребенок, мадам. У меня будет ребенок.

Говоря об этом, Гарри не может сдержать улыбку, которая приподнимает кончики его рта.

Альбус недоверчиво смотрит на мальчика и спрашивает, уверен ли он.

Гарри фыркает. Конечно, он в этом уверен. Что еще это может быть? Небольшая опухоль?

В это же время мадам Помри, вернувшись к своей обычной манере, подлетает к Гарри и, взяв того за руку, помогает устроиться на одной из больничных кроватей. Гарри очень признателен ей за это. Он устал, и его чувство равновесия немного страдает.

Затем ведьма поворачивается к директору:

- Если вы извините нас, профессор…

Альбусу Дамблдору очень не хочется уходить, но строгая женщина-колдомедик не собирается делать для него исключения, в конце концов, врачебная тайна для нее не пустое слово.

- Сожалею, Альбус, но вы не можете остаться, - с возмущением заявляет она.

У Гарри остались силы только на то, чтобы лежать и беречь свою спину, но он уверен, что мадам Помфри справится со всем в одиночку.

Как только за директором закрывается дверь, медсестра начинает суетиться над Гарри. Она произносит заклинание, преобразующее одежду Гарри в больничное платье, похожее скорее на ночную рубашку, чем на пижаму, но мальчик думает, что это не так уж и плохо, так как все равно все штаны сползают с его огромного живота.

Затем она начинает накладывать на него диагностические чары, что-то бормоча про себя.

- Вы действительно беременны, - подтверждает женщина то, в чем Гарри ни минуты не сомневался.

- Судя по всему, вы примерно на тридцатой неделе. Как минимум. Не могу сказать точнее, так как не знаю точной нормы у мужчин. Ваше положение, мистер Поттер, необычно даже для волшебного мира. Случаи, конечно, были, но это большая редкость.

Мальчик только кивает.

- Вы хотите узнать пол ребенка? – спрашивает ведьма.

- Нет, - Гарри качает головой, - Я не… просто я уже знаю, что это девочка.

Мадам Помфри выглядит удивленной:

- У вас хорошая интуиция, мистер Поттер.

Ей не нужно об этом ему говорить. С самого начала Гарри ощущал ребенка не как что-то инородное внутри себя, растущую в нем отдельную личность, а как еще одну конечность, наверное, так он бы ощущал свою ветку, если бы был деревом.

Медсестра просит Гарри поднять, присогнуть и расставить ноги. Увидев выражение ужаса на лице мальчика, она объясняет ему, что это необходимо; медсестра вовсе не собирается его унизить, и у Гарри нет ничего такого, чего она не видела бы раньше.

Это не совсем верно, так как после довольно неловкого для Гарри обследования, колдомедик объясняет, что у него уже начал формироваться родовой канал, так что он сможет родить ребенка обычным путем. По правде говоря, она удивлена, что и Гарри, и ребенок здоровы, а развитие плода проходит нормально и без каких-либо осложнений. Однако медсестра не может сказать точное время родов и должна продержать мальчика в больничном крыле еще как минимум три дня, чтобы пронаблюдать за формированием родового канала.

Гарри не собирается возражать. Ему ведь все равно некуда идти, не так ли? Кроме того, Гарри хочет быть ответственным родителем.

На вопрос, как вообще он смог забеременеть, Гарри удостаивается подозрительного взгляда от мадам Помфри:

- Вы не использовали никакого ритуала или зелья?

Гарри качает головой, конечно же, нет. Кивнув на это, колдомедик говорит, что должна была спросить, так как о каждой мужской беременности необходимо докладывать в Министерство.

- Я должна быть уверена, что она является результатом слияния генов и магии, а не заклятия или зелья. Такие искусственные беременности сопряжены с большим риском и, следовательно, незаконны.

- Но тогда как? – допытывается Гарри.

Мадам Помфри только пожимает плечами. Она говорит, что, возможно, среди его предков было магическое существо. Скорее всего, Фаэ или любой другой гермафродит, то есть обладающий признаками обоих полов. В конце концов, Поттеры являются древним чистокровным родом.

Гермафродит… звучит очень странно для Гарри. Он удивляется, почему им не рассказывали об этом на Уходе за Магическими Существами.

Пока он погружен свои мысли, мадам Помфри вызывает эльфа с подносом, а котором находится молоко и хрустящее печенье для Гарри. Мальчик благодарен ей, потому что ужасно проголодался. После того, как он заканчивает есть, медсестра убирает поднос и велит мальчику отдыхать.

Какое-то время Гарри недоумевает, почему она не зовет назад Дамблдора, директор, наверное, умирает от желания «побеседовать» с ним, но через несколько секунд мальчик погружается в крепкий, здоровый сон и больше не способен думать ни о каких проблемах.

@темы: Жертвы, предательства, любовь и глупость;, Переводы по ГП;