22:53 

ЗА ОКАЗАННЫЕ УСЛУГИ

Ann_Speaker
Люди - чудесные куклы богов...
Глава 5.


***П/П: Пожалуй, это самая темная глава во всем фике. Но она последняя, дальше уже будет лучше. Рейтинг главы NC-21.***


Северус еще на два дня задержался в гостях у клана. Дольше, чем он планировал, но мужчина не оставлял надежды покинуть это место до наступления выходных. Казалось, то, что Фарид стал его рабом, в некотором роде сделало Северуса членом клана. Про себя волшебник, конечно, не считал это такой уж честью. Чем дольше он гостил у клана, тем более отвратительными находил некоторые их обычаи, особенно касавшиеся рабов.

И все же, несмотря на очевидное неприятие их образа жизни, Северус понимал, что, когда он вернется в Хогвартс, Фарид больше не сможет следовать везде за ним по пятам. Он не сможет больше войти в него, когда пожелает, или позволить Фариду доставить ему удовольствие своим ртом, пока Северус не кончит глубоко ему в горло. Его все больше привлекало осознание абсолютной власти над кем-то, обладание человеческим существом – покорным, обученным и очень желающим существом. И как бы сильно Северусу ни хотелось отрицать существование у себя темной стороны, он понимал – она существует.

Вчера утром Юсуф настоял на том, чтобы объяснить Северусу, как следует обращаться с его рабом, показывая, насколько серьезно вампиры подходили к их обучению. Северус еще долго будет вспоминать это утро с ужасом, сожалением и удовольствием, смешанным с тошнотой.

Его привели в одну из «темниц», где держали рабов. Даже через десять лет это зрелище не сотрется у Северуса из памяти. Стены без окон были из сплошного серого камня, и внутри стоял пронизывающий холод. Вдоль одной из них располагались клетки, которые сейчас были пусты, но очевидно очень часто использовались в прошлом. В последнее время вампиры сами разводили магглов и уже не нападали на близлежащие деревни в поисках рабов; им больше не нужно было «ломать» их, так как людей учили служить своим требовательным хозяевам с рождения.

Фарид был одним из трех последних захваченных магглов. Северусу с гордостью показали клетку, где мальчик провел очень долгое время до того, как, по словам Юсуфа, его окончательно и полностью сломали. Клетка была темной и пустой. Железные решетки, из которых состоял даже пол, позволяли рабам оставаться относительно чистыми, так как иногда их неделями держали взаперти, выводя только для того, чтобы избить или изнасиловать. Юсуф с гордостью поведал, что Фарид сопротивлялся целый месяц, но, в конце концов, им удалось сломить его дух, и только посмотрите, каким превосходным рабом он стал.

Фарид покорно следовал за ними, как было ему приказано, но Северус видел ужас на бледном лице раба и в каждой линии его тела. Мальчик не поднимал глаз от пола и даже не бросал на Северуса тех мимолетных взглядов, которые мужчина привык получать от этого необыкновенного ребенка в последние дни. При одной только мысли о днях и неделях, которые Фарид провел здесь, напуганный, одинокий, у Северуса сжималось сердце.

Примыкающая к темницам комната, несомненно, использовалась для наказаний. Она была заставлена полками, на которых лежали плети, кнуты, зажимы, трости и цепи. Юсуф подозвал Фарида серией жестов, которые настоятельно посоветовал выучить Северусу. Сначала вампир приказал мальчику продемонстрировать несколько заученных поз: полное подчинение, преклонение, положение на коленях. Позы сменяли друг друга, каждая была призвана продемонстрировать для удовольствия мастера различные участки тела Фарида, и тот воспроизводил их идеально, снова и снова, пока глава вампиров рассказывал Северусу о его искусстве.

Затем Юсуф подошел к подобию скамьи и что-то бегло сказал мальчику по-казахски. Тот моментально упал на колени, подполз к скамье и, забравшись, лег на живот. Стало очевидно, что раб был очень хорошо знаком с этим предметом, когда тот вытянул руки так, что расположение браслетов точно совпало со специальными углублениями на поверхности. Фариду пришлось сильно вытянуться: руки и спина были теперь на одной линии, а зад полностью открыт.

Юсуф наклонился и прикрепил запястья Фарида к расположенным в углублениях кольцам, грубо разведя ему ноги и еще сильнее растягивая раба. Когда ноги были также закреплены, он провел рукой по маленькой упругой заднице и прошептал еле слышную команду, от которой член Фарида тотчас же встал, упираясь в деревянную поверхность скамьи.

- Как ты смеешь?! – возмутился Северус, когда его раб был полностью закован, готовый ко всему, что за этим последует.

- Я показываю тебе, как обращаться с рабом, - бесстрастным голосом ответил Юсуф. Он повернулся и посмотрел на Северуса ледяными голубыми глазами. – Он у тебя уже пять дней, а его задница совсем не красная, и на нем не видно никаких шрамов. Если не хочешь его бить, поставь на нем клеймо, так он знать, что принадлежит строгому мастеру и не пытаться устроить бунт.

Вампир усмехнулся Северусу:

- Я позволить тебе выбрать плетку, но она должна быть крепкой.

У Северуса не было никаких сомнений насчет намерений вампира, пытавшегося усилить контроль волшебника над рабом. Да, Юсуф отдал ему Фарида, но глава клана хотел показать волшебнику, какую власть имеет над ними обоими. Мастер Зелий не сомневался, что единственной причиной, почему его не обратили в первый же день, было обещание, данное Дамблдору вампиром. Юсуфу нравилось считать себя честным человеком. Северус помог ему, когда глава клана пребывал в агонии, не успев после ночной вылазки укрыться от солнца. Хватило всего каких-то пары секунд, чтобы заработать кошмарный ожог, но зельевар смог избавить его от боли. Так, в благодарность за оказанные услуги, волшебник получил Фарида.

Северусу не нравилось, что Юсуф намеревался причинить боль тому, кто принадлежал ему. Однако волшебник не смог бы так долго продержаться среди прихвостней Волдеморта, если бы не научился мастерски скрывать свое отвращение ко всему, что творили они. Сейчас он не собирался рисковать безопасностью Фарида и своей, вступая в спор с главой вампиров, который вздумал продемонстрировать свою власть. Так что Северус скрыл свои чувства под маской вежливого интереса и, подойдя к развешанной на стенах ужасающей коллекции плеток, холодно обратился к вампиру:

- Какую именно ты мне посоветуешь? – он медленно провел рукой по причудливым орудиям пыток.

Юсуф ухмыльнулся:

- Я бы посоветовал ту, что в конце. Она удобна в обращении, наносит прекрасные шрамы и причиняет просто адскую боль, - вампир снова запрокинул голову и рассмеялся, довольный собственной шуткой.

Юсуф подошел к разнообразнейшей коллекции анальных пробок, выставленной неподалеку напоказ. Выбрав большую красного цвета, он смазал ее любрикантом и, без какой-либо подготовки, поместил ее внутрь всхлипывающего мальчика со словами:

- Это растянет его для твоего дальнейшего удовольствия. Меньше времени на подготовку, хм?

Сняв со стены предложенную Юсуфом плетку, Северус протянул ее вперед рукояткой вампиру.

- Это животное интересно пороть, пытается не кричать, так что нужно его заставить. Всегда выть и умолять остановиться до того, как я с ним кончаю.

С этими словами Юсуф вскинул руку, в которой была зажата плетка, и обрушил ее на спину мальчика с такой силой, что она со свистом рассекла воздух, а на коже Фарида появился широкий красный от крови след. Как и обещал Юсуф, Фарид не издал ни звука. Понадобилось еще три удара для того, чтобы вырвать у него первый слабый стон. Вампир с упоением стегал Фарида все сильнее и чаще, и Северус с ужасом обнаружил, что возбудился, когда стоны мальчика перешли во всхлипы и, наконец, в жалобные крики. После примерно двадцати ударов, Фарид рыдал в голос и умолял остановить наказание.

Мальчик больше не мог ни вздрагивать, ни даже пошевельнуться, так как его спину словно освежевали под безжалостными ударами грубой плетки. Наконец, после двадцати пяти ударов, когда раб способен был только шептать невнятные мольбы и извинения, Юсуф остановился и снова ухмыльнулся Северусу, увидев очевидную выпуклость у него на штанах.

- Вижу, тебе это нравится. Если возьмешь его сейчас, англичанин, когда его задница пылает огнем, а хорошо выпоротый раб дрожит, пронзенный твоим членом, это удовольствие несравнимо ни с чем.

Вампир с наслаждением лизнул покрытую кровью плетку, до того как бросить ее на пол. Затем Юсуф ненадолго прижался к Северусу только чтобы сунуть ему в руку баночку с любрикантом, а затем развернулся и стремительно покинул комнату.

Позже Северус говорил себе, что сделал это, только чтобы выполнить требования Юсуфа. Но правда состояла в том, что действия вампира невероятно его возбудили. Спина и зад Фарида покраснели, покрытые кровоточащими полосами от плетки, и раб был все еще возбужден. Северус хотел погрузиться в него здесь и сейчас; он быстро вытащил пробку и отложил ее в сторону, желая заменить ее собственным болезненно возбужденным органом. Мужчина расстегнул штаны, вытащил сочащийся спегмой член и приставит его ко входу Фарида. Не в силах сдерживать себя ни секунды больше, он одним толчком погрузился глубоко в дрожащего, как и обещал Юсуф, раба. Стоило Северусу войти, как тот снова закричал и стал плакать и молить о пощаде.

Бедра и зад Фарида были красными и горячими. Северус не мог противостоять искушению их потрогать, обводя пальцами свежие шрамы, завороженный рисунком, который создал на них Юсуф.

Он чувствовал, как растет давление в его члене, и скоро наслаждение захлестнуло Северуса целиком. Кровь ударила в голову, и мужчина почувствовал, что уже на грани оргазма. С финальным криком он кончил, содрогаясь от удовольствия, глубоко в своего раба. Глубоко дыша от пережитого напряжения, Северус наклонился и прошептал Фариду:

- Кончи, мой раб. Кончи для мастера. Сейчас.

И, как хорошо обученный раб, Фарид достиг оргазма по команде хозяина.

Когда Северус его развязал, ноги Фарида слишком сильно дрожали, чтобы тот мог встать, не говоря уже о том, чтобы идти. Поэтому мужчина поднял его на руки и понес дрожащего всхлипывающего мальчика в свои комнаты. Встречавшиеся по дороге члены клана улыбались Северусу и хлопали по спине, поздравляя с тем, как тот показал рабу его место. Фарид прижался лицом к шее мастера, и его рубашка скоро окончательно промокла от слез.

Северус не знал, что ему чувствовать. Он осторожно вымыл раба в роскошной ванне, успокаивая и вытирая слезы со щек мягким махровым полотенцем. Пока волшебник обедал, Фарид сидел на коленях в его ногах, так как поврежденная кожа была слишком чувствительной, чтобы соприкоснуться даже с самой мягкой поверхностью. Мальчик все еще дрожал от пережитого кошмара, поэтому Северус осторожно кормил его с руки. В этот момент чувство собственности, которому аккуратно потворствовали в этом месте, было сильным, как никогда. Фарид следил за мастером огромными непонимающими глазами, когда тот поцелуями убирал с его лица последние слезы. Затем Северус перенес мальчика на кровать и осторожно положил на живот. Достав немного лечебной мази, сделанной на основе лекарственного окопника и источавшей аромат роз, он аккуратными движениями нанес ее на шрамы, успокаивая Фарида, когда тот стонал от боли.

Затем Северус забрался на кровать рядом с Фаридом, и осторожно прижался через одежду к его обнаженному телу. Внимательно следя, чтобы ткань не касалась поврежденных участков спины, ведь даже мягчайший шелк в таком состоянии мог причинить тому боль, он утешал и успокаивал раба. У Северуса в голове все кричало, насколько неправильным было получать такое удовольствие от чьей-то боли; как он гордился Фаридом за то, что тот смог пережить подобное наказание, какое облегчение он испытал, когда мальчик все еще инстинктивно искал у него утешения и защиты, хотя мужчина и причинил ему боль. Северус знал, что, если не покинет клан в ближайшее время, то будет навечно потерян, так как этот мир все больше его привлекал и одновременно вызывал отвращение. Еще несколько дней, и Северусу не захочется уезжать; еще немного, и он будет орудовать плеткой так же безжалостно, как это делал Юсуф.

Наконец-то Северус понял, почему клан не обращал насильно волшебников. Медленно и осторожно, они преподносили им все преимущества своей культуры, пока пытки, насилие и рабство не начинали казаться нормой, оправдываться и приносить удовольствие. Он сам участвовал в этом и не единожды. Прекрасно понимая, как радовался Фарид иллюзии свободы, когда тому позволили самостоятельно есть, он взял и отнял ее. После того как позволил мальчику сидеть с собой на равных, Северус снова напомнил ему о разнице в их положении. И, несмотря на данное себе обещание никогда больше не причинять Фариду боли, он просто стоял и смотрел, как того безжалостно пороли, а затем получил удовольствие, грубо насилуя безвольное тело.

Этот мир нес слишком много соблазнов. Еще пара шагов, и Северуса поглотит тьма, и тогда Фарид, милый, покорный мальчик, тоже будет потерян. Поэтому, слушая, как сбивчивое дыхание Фарида постепенно выравнивалось, когда тот постепенно погружался в сон, волшебник дал себе обещание, что завтра он и его раб уедут домой.

@темы: За оказанные услуги;, Переводы по ГП;

URL
   

Дневник Dark_Lady_Riddle

главная