22:43 

ЗА ОКАЗАННЫЕ УСЛУГИ

Ann_Speaker
Люди - чудесные куклы богов...
Глава 1.


Мальчик, без сомнения, был красив. Он был самым прекрасным существом, которое Северус когда-либо видел, и, безусловно, хорошо обучен. Его тело украшали только простой серебряный ошейник, браслеты и несколько стратегически расположенных колец, способных принести удовольствие или боль - по желанию хозяина. Мальчика научили беспрекословно подчиняться любому притказу. Он стоял на полу на коленях, немного расставив ноги и сцепив руки за спиной. Голова склонена вниз, темные волосы на ней - заплетены в тяжелые косы. Он предлагал Северусу использовать себя так, как тот пожелает.

И у Северуса было сильное искушение это сделать. Он сидел, попивая медовый напиток, который поднес ему раб, и рассматривал свой дар. Глаза мальчика напоминали жидкий шоколад, кожа цвета кофе со сливками. Северус просто не мог отказаться: он обожал сладкое, а мальчик в данный момент был более чем доступен. Он знал, что Дамблдор убьет его, когда узнает, но разве не он в ответе за то, что Северус вообще находится здесь?

Здесь, в какой-то чертовой глуши, в гостях у неизвестного клана вампиров, в то время как Люпин отправился в Америку на поиски щенка Поттера. Через столько лет они наконец-то нашли зацепку, узнав, что, по слухам, темноволосый зеленоглазый мальчик был усыновлен семьей на Диком Западе. Северус скорее предпочел бы искать отродье Джеймса Поттера, чем находиться здесь, среди диких Уральских гор, но Дамблдор, как всегда, настоял на своем.

- Нам необходим союз с ними, Северус, - как обычно, в своей радостной манере сказал он. - Если они не примут нашу сторону, они примкнут к Волдеморту, а этого мы не можем позволить. Нам нужно столько союзников, сколько мы в силах заполучить.

И вот он здесь, черт знает где, заполучил маленькую постельную игрушку за то, что помог излечить текущего главу клана от не особо приятного солнечного ожога, вовремя предоставив необходимое зелье. Мальчику, как его заверили, уже исполнилось восемнадцать, так как Северус никогда не тронул бы никого младше этого возраста. Для него также не было секретом, что молодой человек перед ним - далеко не девственник и очень опытен в постельных делах.

Северус был слизеринцем; он понимал, что мальчик долгое время находился здесь и, несомненно, приобрел первый сексуальный опыт гораздо раньше, чем ему исполнилось восемнадцать. Если он сегодня не возьмет мальчика, это сделает кто-нибудь другой, убеждал он себя, что будет печально. Северус знал, что не слишком привлекателен для других мужчин – по большей части из-за своих сальных волос и острого языка – а это означало, что ему нечасто выпадала возможность провести ночь с добровольным партнером, и никогда - с кем-то настолько привлекательным, как раб перед ним.

Мальчик не мог ему отказать; Северус был вправе сделать с рабом все, что ему заблагорассудится, и он примет это, а затем даже улыбнется и поблагодарит, так как подобные вещи было частью его обучения. Клан держал рабов, магглов-рабов, которых обучали служить им с детского возраста. Волшебников обращали и принимали в клан, но магглов держали при себе, пока они не теряли свою привлекательность или не становились бесполезными, а затем из них выпивали всю кровь. Этого, скорее всего, выкрали из семьи в раннем детстве, или вырастили в одном из питомников клана, так что мальчик не знал ничего, кроме рабства, если не всю свою жизнь, то большую ее часть.

- Подойди сюда, мальчик, - тихо приказал Северус. Он знал, что раб говорит по-английски – ему об этом сказал Сулейман. Знание языка было одной из причин, почему он был выбран в качестве подарка Северусу. Хотя то, что мальчик даже не дрогнул, когда какой-то слуга, плотоядно усмехнувшись, схватил его за задницу, убедило Северуса, что для подобного выбора слуги могла быть и другая причина.

- Да, Мастеерр, - ответил мальчик по-английски с ужасным акцентом, быстро и грациозно приблизившись к Северусу и опустившись перед ним на колени, - Как этот рраб служить вьям, Мастеерр?

- Ну, мальчик, ты можешь начать с того, что меня разденешь, а потом, я думаю, ты поработаешь своим восхитительным ртом.

Довольно ловко и быстро раб освободил Северуса почти от всей одежды, чувственно снимая предмет за предметом и расстегивая пуговицы с молниями зубами. Одновременно он боготворил его тело своими руками и ртом. Северус был на седьмом небе! Он стоял, обнаженный, перед коленопреклоненным мальчиком, уже полностью возбужденный к тому моменту, когда раб начал сосать и лизать его член. У мальчика определенно был талант. Он водил вверх и вниз своим проколотым пирсингом языком по огромному твердому органу, а затем, вырвав у Северуса очередной глубокий стон, заглотил его целиком, все еще продолжая ласкать. Невероятное ощущение. Северус не мог больше сдерживаться. Рот мальчика был настолько горячим и искусным, что мужчина схватил его за столь удобную прическу и стал безжалостно врываться в гостеприимную глубину, заставляя раба зарываться носом в свои лобковые волосы. Скорее всего, мальчику было трудно дышать, но Северус это не заботило. Он не мог думать ни о чем, кроме приближающегося взрывного оргазма, а когда он, наконец, пришел, и Северус кончил глубоко в горло рабу, мальчик покорно все проглотил.

Смотря сверху вниз на раба после испытанного оргазма, Северус почувствовал стыд. Его опавший член все еще находился между губами мальчика, которые, как он видел, слегка припухли. Лицо раба покраснело из-за долгой нехватки воздуха, но он все еще опускал глаза и вел себя так, словно случившееся с ним было в порядке вещей. Северус предположил, что для него, наверное, так и было.

Но тут мужчина увидел сперму в уголке его рта, она еще не начала подсыхать и блестела там вязкой, молочной каплей. Это по какой-то причине его возбудило. Член Северуса моментально встал, и он почувствовал, что должен овладеть этим мальчиком. Здесь. Сейчас. Мужчина сжал в руке во всех смыслах удобные косы, украшавшие голову мальчика, и, не получая никакого сопротивления, потащил его к кровати. Бросив мальчика на постель лицом вниз, он раздвинул его ноги, сжал эти восхитительные ягодицы и, без какой-либо дальнейшей подготовки, вошел в него. Внутри мальчишки было так невероятно тесно! Так горячо! Северус врывался снова и снова, ища разрядки, и, как бы хорошо мальчик ни был обучен, тот не мог сдержать сдавленных криков, когда Северус входил в него. Это, однако, только усиливало возбуждение мужчины; толчки стали глубже, а двигаться теперь было легче, так как выступившая у плачущего мальчика кровь послужила своеобразным любрикантом.






Когда Северус проснулся, уже настало утро. Комната была темной и душной из-за закрытых ставней, позволявших лишь тонкой полоске света освещать летающую в воздухе пыль. Пахло сексом и кровью, и Северус вздрогнул, обнаружив рядом с собой теплое тело. А затем он вспомнил о мальчике! Северус сел; или скорее попытался сесть. Голова гудела так, словно вот-вот расколется надвое, а с члена словно содрали кожу.

«О, черт», - подумал он, - «если так себя чувствую я, то каково сейчас изнасилованному мной ребенку?!»

Потому что это было именно изнасилованием. Мальчик вел себя совершенно покорно, не выказывая ни малейшего сопротивления. Северус мог сделать с ним все, что угодно, и то, что он выбрал, было нечто «нечто» лучше убрать садистски жестоким. Мужчина сгорал от стыда.

«Может», - убеждал он себя, - «может, это только сон, эротический и крайне реалистичный сон, но не правда, это не может быть правдой». Северус не способен никого изнасиловать; он никогда не участвовал ни в одном из так называемых «увеселений» Пожирателей Смерти, которые любил устраивать Волдеморт. Он всегда держался в стороне, к большому недовольству других сторонников, и никогда, ни разу не уступил и не присоединился к ним в этом безумии; по крайней мере, до сегодняшнего дня.

Северус осторожно открыл глаза, надеясь, что это был сон, и прошлой ночью у него был просто секс с проституткой, довольно дорогостоящий, но абсолютно добровольный с обеих сторон. Не вышло. Рядом с ним все так же, на животе, спал вчерашний раб. Тело мальчика покрывали синяки и следы укусов, а на бедрах и ягодицах жесткой коркой засохли сперма и кровь. Запястья были все еще связаны украшавшими голову длинными косами, не меняя положения, в котором их оставил Северус прошлой ночью.

Мужчино резко вскочил с кровати, на которой они лежали, и понесся в примыкающую ванную комнату, где его яростно и сильно стошнило.

Стоя возле унитаза на коленях, Северус чувствовал отвращение к себе. Как он мог это сделать? Как мог так обращаться с мальчиком, лежащим в его постели? Возможно, у Северуса в жизни было и немного партнеров, но он хорошо относился к ним всем. Мужчина был чутким любовником, что удивило бы многих, знакомых с ним, и, тем не менее, было правдой.

Северус встал и вымыл лицо, надеясь, что холодная вода хотя бы немного его успокоит. Затем он повернулся и увидел ясные бездонные глаза темноволосого раба, вопросительно смотрящие на него. Тому удалось повернуться вполоборота к нему, и теперь мальчик наблюдал за Северусом со страхом, пронизывающим каждую линию все еще обнаженного тела.

- Мастеерр? – спросил он. - Как этот рраб помочь вьям?

Северус со всхлипом упал на колени.

Через пару секунд мальчик был рядом с ним, на полу, сцепив руки за спиной, и безуспешно пытался приласкать и успокоить мужчину.

- Мастеерр, мастеерр, как этот рраб служить вьям? Как этот рраб помочь вьям? Мастеерр!

В голосе мальчика появилось отчаяние, дыхание было мелким и учащенным. У Северуса возникло ощущение, что представление клана о хорошем английском сильно отличалось от действительности. Он понял, что владение мальчика языком было, в лучшем случае, довольно избирательным.

Бедный раб не понимал, что происходит. Ему дали задание; он должен был развлечь Северуса и он сделал для этого все, что в его силах. Поэтому сейчас, увидев своего временного мастера рыдающим на коленях, мальчик решил, что что-то сделал не так. А после того как повел себя Северус прошлой ночью, он очень боялся наказания, которому его может подвергнуть мужчина.

Северус с трудом вернул себе способность мыслить здраво и посмотрел на мальчика рядом с ним. Раб снова опустил глаза, его маленькие, белые зубы терзали нижнюю губу.

- Как рраб служить вьям, Мастеерр? – спросил он снова, внимательно наблюдая за Снейпом из-под длинных черных ресниц. И тут мужчина сделал нечто, глубоко шокировавшее бы его студентов, получи они шанс увидеть это своими глазами: он посмотрел на стоящего перед ним на коленях мальчика и улыбнулся теплой, нежной улыбкой, от которой в уголках глаз появились морщинки, и изменилась форма его лица.

- Нет, ты сделал все хорошо, - сказал он, - Мастер доволен тобой. Хороший мальчик.

Мальчик тут же заулыбался:

- Раб сделал хорошо?

- Да, - заверил его Снейп, кивая для пущего эффекта. – Давай пойдем мыться. Ты и я, мы очень грязные.

Дотянувшись до запястий мальчика, он выпутал их из плена волос и аккуратно опустил, не пропустив того, как мальчик едва заметно поморщился от боли.

- Шшш… - сказал он, нежно прижав палец к губам мальчика в надежде, что это универсальный жест, и мальчик поймет, что он не злится. Затем Северус взял тонкую хрупкую руку в свою, более большую, и медленно повел его в ванную.

Комната была красивой; они находились высоко, в одной из замковых башен, выходящей на горы и озеро. Внутри, посреди яркой мозаики возвышалась огромная белая фарфоровая ванна. Северус наполнил ее горячей водой с мыльной пеной, добавив немного исцеляющих зелий, которые всегда носил с собой про запас. Когда все было готово, он забрался в ванную, мягко приглашая изумленного раба присоединиться к нему. Мальчик подчинился без возражений, и после того как Северус показал ему жестом вниз, слегка поморщившись, сел на корточки; он определенно испытывал боль, несмотря на то, что очень старался ее скрывать.

У Северуса сжалось сердце. Он знал, что никогда не сможет простить себя за то, что сделал предыдущей ночью. Не имело значения, что мальчик перед ним был не особенно опечален случившимся, ведь для него подобное отношение было скорее нормой. Северуса возмущало его собственное поведение, так что он пытался каким-то образом извиниться перед темноволосым рабом.

- Как тебя зовут, мальчик? – мягко спросил мужчина. Юноша изумленно посмотрел на него. Показав на себя, он продолжил, - Северус. Меня зовут Северус. Как ТЕБЯ зовут?

Мальчик снова начал терзать свою нижнюю губу, очевидно, это было у него привычкой. Наверное, те, кто его обучал, позволили ему оставить ее, так как это смотрелось трогательно. Но через пару секунд мальчик набрался смелости и прошептал, так тихо, что Северус с трудом его расслышал:

- Фарид, - ответил он, - это звать Фарид.

@темы: Переводы по ГП;, За оказанные услуги;

URL
   

Дневник Dark_Lady_Riddle

главная